MPTI-Biology.com > About Boris IzraVladimir Khodorov

Борис Израилевич Ходоров

Борис Израилевич Ходоров был учителем и персональным ментором создателей этого сайта.

This page will contain misc. notes, stories, photos about Boris IzraVladimir Khodorov.
Send us more pictures and stories. Our email is selector (at) pipeline.com

- BIKhodorov90.pdf - к 90-летию
- BI biography by Piotr Bregestovski
- memoirs.pdf
- Khodorov_from_VeraTalis.pdf
- Khodorov_Ioffe.pdf
   

Boris Khodorov

Ходоров Борис Израилевич (17 января 1922 – 5 июля 2014)
Умер заслуженный деятель науки РФ, почетный член Академии естественных наук, лауреат Государственной премии, доктор медицинских наук, ветеран Великой отечественной войны профессор Ходоров Борис Израилевич. Нас покинул удивительно яркий человек – воин, учитель, самоотверженный работник науки.

Его научный путь начался еще до войны, когда Борис Израилевич был студентом медицинского института. Даже на фронте он пытался решать загадки физиологии возбудимых тканей и пронес через дороги войны тетрадку с идеями, которые ему удалось развить и реализовать в мирное время.

Борис Израилевич воспитал и привел в науку десятки учеников, которые работают в лучших лабораториях в нашей стране и по всему миру. Его ученики убеждены в том, что с кончиной нашего дорогого учителя заканчивается эпоха ученых-фронтовиков, людей удивительного и неповторимого склада. Они отличали сиюминутные мерзости жизни от вечных ценностей и не позволяли себе впасть в уныние от окружающих их трудностей и кажущейся невозможности добиться научного успеха.

Преодолев скепсис коллег, Борис Израилевич сумел создать лабораторию биофизики в институте хирургии им. А. В. Вишневского, воспитал учеников и добился вместе с ними выдающихся и общепризнанных успехов в изучении возбудимых мембран. Расшифровка механизмов действия нейротоксинов и местных анестетиков стала яркой и приоритетной страницей в развитии отечественной науки.

В годы перестройки, потеряв многих учеников, избравших дальние меридианы, Борис Израилевич в 70-летнем возрасте с нуля создал новую лабораторию и повторил собственный подвиг по становлению оригинального направления науки в России - на этот раз в области физиологии митохондрий и глутаматной нейротоксичности.

Такие люди, как Борис Израилевич, не отворачиваются от проблем – они их решают. Наш учитель многому научил нас. Нам показан масштаб личности. Ушел Борис Израилевич – но в наших душах остался эталон ученого, учителя и защитника. Счастлива страна, где живут и работают люди, похожие на нашего незабвенного Бориса Израилевича Ходорова.

--

download mp3 Интервью с Борисом Израилевичем Ходоровым, который проработал с Львом Лазаревичем Шиком около 30 лет в институте хирургии им. Вишневского в Москве (май, 2011).

--

На 90-летие, статья в журнале "Биологические мембраны".

Каждый год 17 января мы, ученики Бориса Израилевича Ходорова, встречаемся со своим учителем, старшим другом и многолетним научным лидером. Нам удивительно повезло, что мы все еще можем почувствовать себя студентами, хотя у самих уже есть внуки, и испытать радость при ближения к силе иного масштаба. Хвалить наше го юбиляра – дело неблагодарное: все и без того знают Бориса Израилевича – фронтового врача, первопроходца в биофизике возбудимых мембран, романтика ионных каналов, заслуженного деятеля науки, лауреата государственной премии – проще говоря, нашего Российского национального достояния.

Из какого материала лепятся такие столпы, как Алан Хочкин, Платон Костюк, Виктор Гурфинкель, Лев Шик, Галина Можаева, Лев Магазаник, Бертил Хилле или Борис Ходоров? Неужели правы философы, утверждая, что человек рожда ется как личность, только испытав реальный страх гибели? Я спросил у Бориса Израилевича, о чем он думал в окопе под бомбами на Одере. В ответ он показал фронтовую тетрадку с заметками о суммации влияний катодической депрессии, анодической экзальтации и электрической стимуляции на возбудимость нерва. Эти записи сделаны весной 45 года – ясно, что личность родилась раньше. Может быть, развитие ускоряется от тревог житейских? Из за того, например, что в послевоенные приснопамятные годы исчезали друзья, побуждая задуматься о превратностях судьбы и скоротечности времени? Может быть, раннему росту способствовала опасливо восторженная жизнь довоенной страны? Случайно ли, что школьник прочитал обширную монографию Elekrobiologie Бернштейна на немецком языке? Изучил шахматные партии Алехина? Сверял оригинал Фауста с переводами на русский язык? Не предопределили ли эти штрихи детства далекое будущее: ничейный результат в шахматной партии с чемпионом мира Михаилом Талем, знание нескольких языков и гроссмейстерскую логику научного поиска?

Когда задумываешься о феномене личности Бориса Израилевича, то возникают чувства радости, удивления и тревоги. Последнее требует разъяснения. Мы, условно молодые биофизики, являемся питомцами послевоенных научных школ. Нам представлялось естественным, что научные команды возглавляли особо яркие личности – такие, как наш юбиляр. Его беспощадная требовательность к работе и профессиональным навыкам сначала ошеломляла, но затем вызывала желание “догнать и перегнать”. И вот что удивительно: по отдельным параметрам ученики могли быть сильнее Бориса Израилевича (выпускники физтеха наверняка лучше знают математику, физику или электронику), но вот по совокупности качеств – по научному чутью, по готовности развернуть работу в неожиданном направлении, по умению собрать команду, по научной результативности – никому из нас не удалось превзойти Учителя. Как многоборец он непобедим! Десятилетия показали, что такой совокупности ярких качеств не научишь – это от Бога!

Какая бы вселенская флуктуация ни порождала ученых таких масштабов, как Борис Израилевич Ходоров, тревожная правда состоит не только в том, что они чрезвычайно редки, но и в том, что их доля в сообществе становится меньше. Вырастает поколение узких профессионалов, у которых мало шансов встретить таких лидеров, как Борис Израилевич, да и стать таковыми. Даже в дальних и комфортных научных оазисах.

Поблагодарим же судьбу, которая одарила нас таким Учителем, как Борис Израилевич Ходоров. Скажем спасибо юбиляру за его многолетнее терпеливое воспитание десятков учеников, работающих сейчас во всем мире. Пожелаем ему неиссякаемой творческой энергии и здоровья.

С.В. Ревенко
Российский кардиологический центр
Москва

--

Письмо от профессора Бертила Хилле на смерть Б.И., Июль 2014

Dear Sergei and Victoria,
Today I received the sad new of Boris Khodorov's death, via Lev Selector. I then wrote a letter of sympathy to Alla Khodorova, copied below. It expresses my thoughts about this extraordinary man of towering achievements and very broad influence. He inspired us all. Rather that write more, please consider my words often personal to Alla. With kind regards, bertil

---------- Forwarded message ----------
Date: Sat, 5 Jul 2014 18:44:48 -0700 (PDT)
From: Bertil Hille
To: Alla Khodorova
Subject: Your father

Dear Alla,
I returned from a mountain hike with Merrill to find the sad news of your father's death, passed from Victoria B to Lev Selector to me. I am very sorry.
Your father was much more than your father and a dear friend to many including myself. He was a great scientist and leader of extraordinary courage, persistence, resourcefulness, wit, ability, insight, and longevity, always doing the unexpected for fun. After being a doctor in the Russian Army in Germany, then a scientist directed to study some combination of Lysenko and Pavlov's physiology (maybe he was a physician cardiologist during the period as well?), he turned to Hodgkin-Huxley concepts when he was already in his forties and built his own apparatus and school of scientists. This Moscow School of membrane biophysics together with the Kiev Bogomoletz group under Kostyuk and the Leningrad Mozhayeva and Naumov group were the extraordinary historic training camps and ion channel study groups of all the Soviet Union, populating not only Russia and Ukraine but also many Western Universities. They all lived and remained leaders a long time. You father was the one who!
by far kept doing science so totally beyond any expectation of retirement. It seems he kept his scientific "salon" at home with daily visitors receiving critique, inspiration, and direction perhaps even on the day he died.
You have been an extraordinarily devoted daughter, humoring your father's many demands, special needs, even eccentricities, and going home many times to be with him. You can rest in the knowledge that you did everything that a daughter can do and more. Now this phase and responsibility in your life will slowly come to a close--there will still be much to arrange. Both Merrill and I were "orphaned" as our elderly parent passed away and we had much to do to settle "estates" and business. Even if the end was expected, we were surprised by the strength of natural grief that follows a parent's death. It is normal and then in time the good memories remain. I hope it can for you.
As you know, Boris was a special person to me, one who I admired and respected continuously and one who always surprised me. He is a role model. I will miss him and often think of him.
My very best wishes, to you, Alla. I know this is a hard time, but it will bring you some liberation in the end.
With deep sympathies and kind regards, Bertil

PS. Tomorrow I will fly to the Ion Channel Gordon Conference. On Wednesday, I chair a session on unusual new ion channels. Sine I have the floor briefly at the beginning, I intend to commemorate your father with a few words of respect. 150 ion channel people will be there.

Bertil Hille, Wayne E. Crill Endowed Professor
Physiology and Biophysics, Box 357290
University of Washington Sch Med
Seattle, WA 98195-7290, USA

Office Tel: 206-543-8639 FAX: 206-685-0619

--

Биография (не окончено)

Борис Израилевич Ходоров (род. 17 января 1922 г.)
В 1944 году окончил Ташкентский медицинский институт.
В 1944–45 – на фронте.
В 1946–1957 гг. работал ассистентом кафедры физиологии МГПИ им. Ленина.
С 1957 — научный сотрудник Института хирургии им. А.В.Вишневского, где впоследствии возглавил лабораторию биофизических исследований.
...
Научные труды Б.И. Ходорова посвящены вопросам ионных и молекулярных механизмов действия биологически активных веществ на возбудимые клетки, взаимодействию условных и безусловных двигательных оборонительных рефлексов, механизмам проведения нервных импульсов по геометрически и функционально неоднородным тканям, ионным механизмам гибели нервных клеток при кислородной недостаточности и др.

Автор учебника «Физиология человека» (1966), переведенного на многие иностранные языки.
Организатор и руководитель секции физиологии клетки при Московском физиологическом обществе.
Член совещательной коллегии журнала «Биологические Мембраны».
Лауреат Государственной Премии (1985).